?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Публикую тезисы своего несостоявшегося доклада на Международной конференции "Маргиналии 2010: границы культуры и текста" (Каргополь, 25-26 сентября 2010 г.). Вообще-то тезисы уже лежат здесь, но, во-первых, там есть некоторые неточности (по моей вине), а во-вторых - пусть будет и тут тоже.

Дача Маркеловых: источники по истории одной семьи

На протяжении двадцати лет я занимаюсь генеалогическими поисками, с 2000-х гг. используя для этих целей интернет-ресурсы. Результатом разысканий стала база данных, которая включает на сегодняшний день свыше трех тысяч персон и постоянно пополняется. По некоторым линиям известно до пятнадцати поколений.

Интерес с моей стороны к генеалогии неслучаен. В нашей семье бабушки и дедушки, прадеды и прапрадеды – это живая память; с раннего детства я общаюсь с многочисленными, порой весьма далекими родственниками; я знаком со своими двоюродными, троюродными, четвероюродными и, как мы это называем, пятироюродными братьями и сестрами. Это оказалось возможным в первую очередь благодаря даче, называемой Затишье. Расположена она в Можайском районе Московской области на левом берегу Москвы-реки. История Затишья начинается с 1898 г., а предыстория – по меньшей мере на несколько десятилетий раньше.

Дочь Василия Ивановича Майкова, поэта екатерининской эпохи, Наталья Васильевна Хлюстина (1778–1859) была бездетна. Ей принадлежало имение Красный Стан в Рузском уезде Московской губернии на правом берегу Москвы-реки. Незадолго до смерти она подарила это имение своей внучатой племяннице Екатерине Валериановне Майковой (1838–1902), двоюродной сестре поэта, которая приблизительно в это время вышла замуж за Михаила Дмитриевича Маркелова (1814–1884). Семейство Маркеловых многие годы приезжало жить в деревню на всё лето. В Красном Стане прошло детство моего прапрадеда Дмитрия Михайловича Маркелова (1864–1924) и его младших братьев и сестры.

Через  некоторое время после смерти мужа Екатерина Валериановна, не сумев разобраться в  финансовых вопросах, продала Красный Стан. Однако дети, к тому времени уже  взрослые, не захотели расстаться с родными местами. В 1898 г. младшая из детей,  Валерия Михайловна Маркелова (1876–1930), купила небольшой участок земли  в пяти верстах выше по течению на противоположном берегу и поставила там небольшой дачный  домик. (В этом домике успела еще пожить Екатерина Валериановна; до наших дней не сохранился.) В 1901 г. рядом с Валерией землю купил старший брат Дмитрий Михайлович, который уже давно обзавелся семьей – у него было два сына и  три дочери; к весне следующего года уже был выстроен большой дом-шестистенок  с четырьмя голландскими печами.

Однако  счастливые годы в Затишье для детей Дмитрия Михайловича были недолгими. В декабре 1907 г.  умирает после полученной в гимназии травмы младший сын Костя. Родители,  которым тяжело возвращаться на дачу, где всё напоминает об умершем сыне, продают ее  Валерии Михайловне, в том же 1907 г. вышедшей замуж.

Не будем описывать дальнейшие переходы дачи из рук в руки. Так или иначе, но после революции и гражданской войны Маркеловы – и семья Дмитрия Михайловича, и семья его младшего брата Николая – вновь начинают приезжать на лето в Затишье. При этом Николай Михайлович Маркелов (1872–1952), будучи выслан за 101-й км, уехал в буквальном смысле слова за Можай и прожил на даче безвыездно около четверти века.

После войны на даче появляется уже четвертое поколение жителей (если первым считать Екатерину Валериановну) – поколение моего отца. В наши дни активно пополняется седьмое поколение (мои дети и племянники), а его старшие представители в ближайшие годы могут уже и сами обзавестись семьями.

Рассказы о предыдущих поколениях передаются преимущественно устно, хотя есть и письменные (и даже опубликованные) воспоминания.

В первую очередь следует назвать книгу брата моего прапрадеда Константина Михайловича Маркелова (1868 – 1944) «На берегу Москвы-реки». Воспоминания, посвященные «счастливым годам, проведенным в Красном Стане», были опубликованы в Париже в 1926 г.

Далее – рукописные мемуары Владимира Дмитриевича Маркелова (1889–1966), старшего брата моей прабабушки. Воспоминания были написаны им под конец жизни, в 1950–60-е гг., но относятся по преимуществу к дореволюционной эпохе. Речь идет в основном о Затишье, но имеются отдельные сюжеты, связанные с Москвой.

Однако прежде всего история жизни предыдущих поколений передается устным путем. Так, моя прабабушка со стороны отца Евгения Дмитриевна Жовнеровская-Маркелова (1892–1967) обладала, по словам знавших ее людей, феноменальной памятью. Она помнила все родственные связи, все имена и даты, рассказывала желавшим слушать истории о прошлом. Ее любовь к семейным преданиям и удивительная память передалась дочери – моей бабушке Наталии Констатиновне Людоговской (1922–2006).

Своего рода летописью Затишья были шуточные стихотворения, которые, не чуждаясь порой обсценной лексики, сочинял двоюродный брат моей бабушки Олег Всеволодович Чижов (1926–2008). Записей не сохранилось, однако есть надежда, что наиболее значимые тексты остались в коллективной памяти родственников.

История семьи и дачи представлена также фотографиями, наиболее старые из которых относятся к концу XIX – началу ХХ в.

Еще один источник – это генеалогические схемы Майковых, Маркеловых и породнившихся с ними семей, которые составляли упомянутые Владимир Дмитриевич Маркелов и его племянник Олег Всеволодович Чижов.

В 2008 г. к 110-летию Затишья, по инициативе моего отца и при моем участии был подготовлен сборник «Затишинская мозаика», куда вошли разные эпизоды из жизни дачи и ее жителей – с начала ХХ века по начало XXI; в приложении даны родословные схемы, снабженные фотографиями. Таким образом, устные предания, рассказывавшиеся представителями разных поколений, получили письменную фиксацию.

Автор этих строк намерен в ближайшем будущем подготовить своеобразную трилогию: издать (хотя бы для внутреннего употребления) обе книги воспоминаний и «Затишинскую мозаику», снабдив их общим предисловием и иллюстративно-справочным аппаратом.